"Мамы разные нужны, мамы разные важны"

Кто жалеет розги своей,
тот ненавидит сына; а кто
любит, тот с детства наказывает его.

                                                    Книга Притчей 13:25

По многочисленным просьбам трудящихся я сделала перевод нашумевшей статьи Эми Чиа "В чем сила китайских матерей".

 

Многие удивляются, как родителям китайского происхождения неизменно удается растить успешных детей. Как они умудряются «выпекать» столько математических гениев и музыкальных виртуозов? В чем секрет китайских семей и можно ли его перенять? Я могу рассказать, потому что мне это удалось.

Вот то, чего я никогда не позволяла своим дочерям, Софии и Луизе:

  •     ночевать не дома
  •     ходить в гости на вечеринки
  •     участвовать в школьных спектаклях
  •     жаловаться на то, что им не позволяют участвовать в школьных спектаклях
  •     смотреть телевизор или играть в компьютерные игры
  •     выбирать на какие кружки ходить
  •     получать отметки ниже пятерки
  •     не быть лучшими по всем предметам, не считая физкультуру и драму
  •     играть на чем-либо кроме пианино или скрипки
  •     не играть на пианино или скрипке

Термин "китайская мама" не означает принадлежность к определенной нации. Я знаю Корейских, Индийских, Ямайских, Ирландских мам и матерей из Ганы, которые справляются не хуже. В то же время, я знаю китаянок, чаще всего родившихся на Западе, которые стали совсем не "китайскими мамами", по собственному выбору или под давлением обстоятельств. Термин "западный родитель" столь же приблизителен. Западные родители встречаются среди всех народов.

Когда речь заходит о воспитании, дети китайских родителей демонстрируют отличную академическую успеваемость, мастерство музыкантов и профессиональный успех - по крайней мере, таковы стереотипы.

Западный родитель, считающий себя строгим и рядом не стоял со строгостью обычной китайской мамы. Например, мои западные друзья, считающие себя строгими, заставляют детей заниматься музыкой 30 минут каждый день. В лучшем случае час. Для китайской мамы первый час это так - детские игрушки. Вот от двух или трех часов может быть толк.

Несмотря на всю нашу недоверчивость по отношению к культурным стереотипам, исследования показывают четкие количественные различия между китайцами и жителями запада, когда дело касается воспитания детей.

При опросе 50 американок западного происхождения и 48 китайских эмигранток, выяснилось, что почти 70% западных матерей утверждают, что "гонка за отличными отметками вредна для детей" или что "родителям необходимо усвоить, что учеба должна быть удовольствием". Тогда как ни одна из китайских матерей такие принципы не разделяет. Зато китайские мамы твердо верят в то, что "ребенок может быть лучшим учеником в классе", что "академические успехи детей - показатель правильного воспитания" и в то, что "если ребенок не отличник, это плохо и родители со своей задачей не справились". Согласно другому исследованию, китайские родители по сравнению с западными посвящают в 10 раз больше времени зубрежке вместе с ребенком, тогда как западные дети чаще "китайцев" участвуют в спортивных секциях.

Китайские родители четко знают, дело не может доставлять удовольствие, пока ты не научился делать его как следует. А чтобы чему-то научиться, нужно трудиться. Дети сами по себе трудиться не хотят, поэтому жизненно необходимо подавлять их приоритеты. Часто это требует от родителей мужества, потому что ребенок будет сопротивляться, особенно поначалу. И в этот момент западные родители часто сдаются. Но если действовать правильно, китайская стратегия порождает замкнутый круг.

Чтобы достичь отличных успехов необходима тренировка, тренировка и еще раз тренировка. В Америке зубрежку явно недооценивают. А как только ребенок начинает делать успехи в чем либо - математике, игре на фортепиано или балете - он тут же получает подарки, восхищение, удовлетворение - тут-то он и учится получать кайф от не очень приятной рутины тренировок. После этого родителям становится легче заставить ребенка стараться еще больше.

Китайские родители делают то, на что не способны родители западные. В детстве - думаю, такое происходило не раз - когда я повела себя очень неуважительно по отношению к маме, отец рассердилсазвал меня "дрянью" на своем диалекте хок-кьень. И это отлично сработало. Я почувствовала себя ужасно виноватой за то, что сделала. Но это никак не повлияло на мою самооценку. Я отлично знала, что отец обо мне очень высокого мнения. Я ни на минуту не почувствовала себя действительно ничтожеством или дрянью.

Как-то раз я точно так же назвала свою дочь Софию "дрянью" на английском за то, что она вела себя крайне неуважительно по отношению ко мне. Это произошло во время званого обеда и меня тут же подвергли остракизму. Одна из гостей Марси была так расстроена, что расплакалась и ушла с обеда. Моя подруга Сьюзен попыталась реабилитировать меня перед остальными гостями.

Китайские родители могут делать невообразимое (даже если это  и законно) с точки зрения западных родителей. Китайская мать вполне может сказть своей дочери "Эй, толстуха, тебе надо сбросить вес". Тогда как западные родители будут ходить на цыпочках вокруг этой темы, рассуждая о "здоровье" и ни в коем случае не употребляя слово на букву "т". А толку то? Их детям все равно придется лечить пищевые расстройства и страдать от нелюбви к самим себе. (Однажды я слышала, как западный папа поднял тост за свою дочь, назвав ее "Красавицей и исключительной умницей". Позже она сказала мне, что чувствовала себя в этот момент настоящим ничтожеством).

Китайские родители могут просто приказать ребенку учиться на отлично. А западные родители лишь попросят постараться, как можно лучше. Китайский родитель может сказать "Ты лентяй. Все одноклассники тебя обогнали". Тогда как Западный родитель будет бороться со своими противоречивыми чувствами и пытаться убедить себя, что он не может быть разочарован достижениями ребенка.

Я долго и серьезно размышляла о том, как китайские родители добиваются того, чего они добиваются. Думаю, есть три существенных различия в подходе китайских и западных родителей.

Во-первых, я заметила, что западные родители невероятно беспокоятся о самооценке своих детей. Они переживают, что будут чувствовать дети в случае какого-то поражения и постоянно пытаются убедить детей, какие они замечательные, не смотря на бездарный ответ на экзамене или провальный концерт. Другими словами, западные родители сомневаются в том, что у их детей крепкая психика. А китайские родители - нет. Они считают своих детей сильными, а не слабыми и ведут себя совершенно иначе.

Например, если ребенок приносит пятерку с минусом, западный родитель скорее всего его похвалит. Китайская же мама охнет от ужаса и спросит, что случилось. Если ребенок принесет четверку, некоторые западные родители все равно похвалят дитятко. Другие западные родители могут выразить свое неодобрение, но очень осторожно, чтобы не нанести ребенку травму. Они не станут называть его тупицей, ничтожеством или позором семьи. В глубине души западные родители могут беспокоиться о том, что ребенок завалил контрольную, отстает по какому-то предмету, думать, что существует проблема с расписанием или со школой в целом. Если оценки ребенка не улучшатся, они могут назначить встречу с директором школы, призывая его изменить методику обучения предмету или задать вопрос о квалификации преподавателя.

Если китайский ребенок получает четверку - что само по себе невероятно - родители буквально  рвут на себе волосы. Безутешная китайская мать найдет десятки или даже сотни похожих контрольных и будет прорешивать их с ребенком, пока он не сдаст все на отлично.

Китайские родители требуют от своих детей отличных отметок, потому что верят, что их дети на это способны. Если ребенок не приносит пятерки, китайские родители считают, что он недостаточно много занимался. Таким образом, если ребенок не справился, его надо отругать, наказать и пристыдить. Китайские родители верят, что у их детей достаточно крепкая психика, чтобы выдержать оскорбления и захотеть исправиться. (А когда китайский ребенок добивается отличного результата, дома он получает огромное количество похвал от родителей, питающих его самолюбие).

Во-вторых, китайские родители верят, что дети обязаны им всем на свете. Причины этого не совсем ясны, но, возможно, дело тут в сочетании конфуцианского долга почитания родителей и того, что родители столь многим жертвуют и так много делают ради своих детей. (Китайские мамы действительно стараются не за страх, а за совесть и проводят долгие изнурительные часы, занимаясь с детьми, натаскивая их, расспрашивая их обо всем и отслеживая их поведение). Словом, китайские родители убеждены, что дети должны всю жизнь выплачивать долг своим родителям и работать над тем, чтобы стать предметом их гордости.

Не думаю, что западные родители считают, что дети в постоянном долгу перед ними. Мой муж Джед придерживается другой точки зрения. "Дети не выбирают родителей", сказал он мне как-то. "Они даже не выбирают рождаться им или нет. Родители сами навязывают им эту жизнь, стало быть им за это и отвечать. Дети ничего не должны своим родителям. Они отдают долги детям". Это поразило меня. Как же тяжело приходится западным родителям.

В-третьих, китайские родители уверены - они точно знают, что нужно их ребенку и поэтому бестрепетно регулируют все желания и приоритеты детей. Поэтому китайские девочки не встречаются с мальчиками в старших классах, а китайские дети не ходят в походы с классом. По той же причине ни один китайский ребенок не посмеет сказать своей матери: "Я буду играть в школьном спектакле! Крестьянина номер шесть. Мне надо будет оставаться на репетиции после занятий с трех до семи, а вы будете подвозить меня в выходные на репетиции". Господи, помоги китайскому ребенку, который попробует это озвучить.

Не поймите меня превратно. Это вовсе не означает, что китайские родители не заботятся о своих детях. Наоборот. Они готовы ради детей на все. Просто это совершенно иная родительская модель.

Вот одна из историй, говорящая в пользу китайского стиля воспитания. Лулу было примерно семь лет, когда она начала разучивать фортепианную пьесу "Белый ослик" французского композитора Жака Ибера. Это очаровательная пьеса - вы так и видите ослика, бегущего по дорогам вслед за своим хозяином - но она невероятно трудна для юных исполнителей, поскольку каждая рука должны выдерживать собственный ритм.

У Лулу ничего не получалось. Она занималась целую неделю без перерывов, отрабатывая партию каждой руки отдельно. Но когда мы пытались свести обе партии вместе, одна рука путала другую и все разваливалось на куски. Наконец, за день до урока, Лулу в отчаянии заявила, что она сдается и убежала.

- Немедленно вернись к пианино, - приказала я.

- Ты не можешь меня заставить.

- Еще как могу!

Засадить ее обратно за пианино оказалось непросто. Она брыкалась, лягалась и молотила меня . Она схватила нотную тетрадь и разорвала ее. Я переплела тетрадь и заламинировала в пластик, чтобы ее нельзя было снова порвать. Затем я отнесла кукольный домик Лулу в машину исказала "Я отдам его бедным детям, если ты завтра не сыграешь "Белого ослика" как следует. Когда Лулу ответила на это "Я-то думала, ты его уже увезла. Что же ты не едешь?", я пригрозила оставить ее без обеда, без ужина, без подарков на Рождество и Хануку, без праздника на день рождения, на два, на три, на четыре года. Я сказала, что она нарочно валяет дурака, потому что боится, что просто не сумеет сыграть. Я велела ей прекратить лениться, трусить, жалеть себя и хныкать.

Джед отвел меня в сторонку и сказал, чтобы я перестала оскорблять Лулу - хотя я вовсе ее не оскорбляла, я пыталась создать для нее мотивацию. И еще он сказал, что угрозы Лулу не помогут. Кроме того, заявил он, может быть Лулу еще не может сыграть эту пьесу, возможно, у нее еще не достаточно развита координация.

- Ты просто не веришь в нее, - упрекнула я Джеда.

- Глупости, - обиженно сказал он - конечно, я в нее верю.

- София играла эту пьесу в том же возрасте.

- Но Лулу и София два совершенно разных человека.

- Только не это, - сказала я, закатывая глаза. - Каждая индивидуальность индивидуальна по-своему, - передразнила я. - Даже полные лузеры обладают своей индивидуальностью. Успокойся, тебе не придется ничего делать. А я буду заниматься с ней столько, сколько понадобится и пусть она ненавидит только меня. А тебя они будут обожать, потому что ты жаришь им оладушки и водишь смотреть баскетбол.

Итак, я засучила рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все, что только могла придумать. Мы занимались вместо ужина, далеко за полночь и я не отпускала Лулу ни попить, ни сходить в туалет. Дом превратился в поле боя, я потеряла голос от крика, но казалось, она играет все хуже и даже я начала сомневаться в том, что она сумеет это сделать.

Потом, она вдруг неосознанно сыграла пьесу. Руки вдруг заиграли слаженно, каждая выполняя свою работу - раз и все.

Лулу заметила это одновременно со мной. Я затаила дыхание. Она робко попыталась сыграть снова. А потом сыграла пьесу решительней и быстрее, при этом полностью выдерживая ритм. Через секунду она просияла.

"Мамочка, смотри, это же так просто!" После этого она играла пьесу снова и снова. Ее невозможно было оттащить от пианино. В ту ночь она легла спать со мной, мы обнимались, возились и хохотали до упаду. Когда она сыграла "Белого ослика" на концерте через несколько недель, родители подходили ко мне и говорили: "Это чудесная пьеса, она такая живая, она просто создана для Лулу".

Даже Джед отдал мне должное. Западные родители слишком беспокоятся о самооценке своих детей. Но самое худшее, что вы, как родитель, можете сделать для самооценки своего ребенка - это позволить ему сдаться. Тогда как для формирования уверенности в себе нет ничего лучше, чем понять, что вы все-таки можете сделать то, что считали для себя невозможным.

Сейчас появилась масса книг, в которых Азиатских матерей изображают, манипулятивными, черствыми, загнанными женщинами, которым плевать на интересы своих детей. Со своей стороны многие китайцы в глубине души верят, что они гораздо больше заботятся о своих детях и готовы пожертвовать ради них гораздо большим, чем западные родители, которых удовлетворяют любые успехи и неудачи детей. Думаю, с обеих сторон есть непонимание. Каждый родитель хочет, чтобы его ребенку жилось хорошо. Просто китайские матери воплощают это желание совершенно иначе.

Западные родители пытаются уважать личность ребенка, поощрять его истинные склонности, поддерживать его выбор и обеспечивать позитивное подкрепление и плодотворную среду обитания. Тогда как китайские родители верят, что лучший способ защитить ребенка это подготовить его к будущему, дать ему понять на что он способен, привить ему навык трудиться и внутреннюю уверенность, которые у него никто не отнимет.


Эми Чиа профессор юридического факультета Йельского Университета. Автор книг "День империи" и "Мир Огня: Как экспорт демократии свободного рынка порождает межнациональную рознь и мировую нестабильность".

Материал статьи взят из книги Эми Чиа "Гимн матери-тигрице", вышедшей в начале этого года в издательстве "Пингвин Пресс".

← назад